Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:20 

Lika_k
Искусствоед
Не напрасно мы были филологами, не напрасно мы были учителями медленного чтения, – наконец, мы и пишем тоже медленно. Теперь это сделалось не только моей привычкой, но и вкусом – может быть, дурным вкусом? Филология именно то заслуживающее уважения искусство, которое от своего почитателя требует прежде всего одного: идти стороной, давать себе время, быть тихим, медленным, как ювелирное искусство слова, которое исполняет только тонкую, осторожную работу и которое может испортить все, если будет торопиться. Именно потому оно теперь необходимее, чем когда-нибудь, именно потому-то оно влечет и очаровывает нас, в наш век «работы», век суетливости, век безумный, не щадящий сил поспешности, – век, который хочет успеть все и справиться со всем, с каждой старой и с каждой новой книгой. Филология не так быстро успевает все – она учит читать хорошо, т. е. медленно, всматриваясь в глубину смысла, следя за связью мысли, улавливая намеки, видя всю идею книги как бы сквозь открытую дверь… Мои терпеливые друзья! эту книгу могут читать только опытные читатели и филологи: выучитесь же хорошенько читать!..

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: philosophy, philology, nietzsche, friedrich, n, deutsche, 19

14:04 

Lika_k
Искусствоед
Слова в качестве препятствия.
Древние, ставя слово, воображали, что они делали целое открытие. На самом деле это было далеко не так! Они ставили проблему и, желая разрешить ее, создавали своим приемом препятствия к ее разрешению. Теперь, при каждом познании, приходится натыкаться на окаменевшие, увековечившиеся слова, и скорее сломаешь ногу, чем слово.

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: philosophy, nietzsche, friedrich, n, deutsche, 19

17:15 

Lika_k
Искусствоед
Что такое ближний?
Что знаем мы о нашем ближнем, о том ближнем, который соприкасается с нами, который влияет на нас? О нем мы не знаем ничего, кроме тех перемен, которые происходят в нас, и причиной которых он бывает, – наше знание о нем равняется пустому, имеющему форму, пространству. Мы приписываем ему ощущения, которые вызывают в нас его поступки, и даем ему такую ложную, извращенную позитивность. Сообразно с нашим знанием о самих себе, мы делаем его спутником нашей собственной системы: если он светит или затемняется и мы – последняя причина того и другого, то мы думаем все-таки наоборот! Мы живем в мире фантазии! В мире извращенном, вывернутом наизнанку, пустом, но полном ясных сновидений!

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: philosophy, nietzsche, friedrich, n, deutsche, 19

17:31 

Lika_k
Искусствоед
Разум.
Каким образом разум вошел в мир? Само собою разумеется, неразумным образом, случайно.

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: philosophy, nietzsche, friedrich, n, deutsche, 19

10:25 

Lika_k
Искусствоед
Художник.
Немцы хотят, при помощи художника, возбудить в себе и пережить воображаемую страсть; итальянцы хотят, при помощи художника, успокоить свою действительную страсть; французы хотят воспользоваться художником, чтобы доказать свое суждение и иметь повод к речам.

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: 19, deutsche, n, nietzsche, friedrich, philosophy

11:09 

Lika_k
Искусствоед
Два направления.
Если мы будем рассматривать зеркало, то мы ничего не найдем, кроме вещей в нем; если будем рассматривать эти вещи, то найдем опять зеркало. Такова общая история познавания.

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: 19, deutsche, n, nietzsche, friedrich, philosophy

17:54 

Lika_k
Искусствоед
Модничанье.
Модничанье есть страх показаться оригинальным, след., недостаток гордости, но не непременно недостаток оригинальности.

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: 19, deutsche, n, nietzsche, friedrich, philosophy

17:58 

Lika_k
Искусствоед
Злой, сильный.
Насилие, как следствие страсти, например гнева, может быть объяснено физиологически в смысле попытки предупредить угрожающий припадок. Оскорбления, которым подвергают других во время вспышек, только отклоняют прилив крови при помощи сильного действия мускулов, и, может быть, насилие вообще можно подвести под эту точку зрения. Злой сильный причиняет другому боль, не думая об этом, ибо сила ищет себе исхода, злой слабый хочет причинить боль и видеть знаки страдания.

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: nietzsche, friedrich, philosophy, n, deutsche, 19

18:20 

Lika_k
Искусствоед
В великом молчании.
Вот море! Здесь можем мы забыть о городе. Правда, и здесь еще его колокола доносят до нас звуки Ave Maria, но это только еще одну минуту! Теперь все молчит! Расстилается бесцветное море – оно не может говорить! Играет небо свою вечную немую вечернюю игру красными, желтыми, зелеными цветами – оно не может говорить! Сбегают в глубину моря каменистые мысы, как бы ища уединения, – они не могут говорить! Эта страшная, вдруг объявшая нас тишина прекрасна, величественна и наполняет чем-то сердце. О! притворство этой немой красоты! Как хорошо могла бы говорить она, и даже зло, если бы захотела! Ее связанный язык и ее счастье на лице – это притворство, чтобы насмеяться над твоим сочувствием! Пускай! Мне не стыдно быть предметом насмешки таких сил. Но я сострадаю тебе, природа, в том, что ты должна молчать, хотя бы тебе и связывала язык твоя злость; да! я сострадаю тебе из-за твоей злости! Вот становится еще тише, и чем-то большим наполняется сердце: оно боится новой правды, оно тоже не может говорить, оно само насмехается, оно само наслаждается сладкой злостью молчания. Мне не хочется не только говорить, но даже думать: должен ли я слушать, как за каждым словом смеется ошибка, воображение, ложь? Не должен ли я смеяться над своим состраданием, над своей насмешкой? О море! о вечер! Плохие вы учителя! Вы учите человека переставать быть человеком! Должен ли он вам отдаться? Должен ли он стать, как вы теперь, бесцветным, блестящим, немым, величественным, покоящимся в самом себе, возвышающимся над самим собою?

Фридрих Ницше, Утренняя заря (Morgenröte), 1881

@темы: philosophy, deutsche, n, nietzsche, friedrich, 19

11:48 

Lika_k
Искусствоед
Тонко и точно выразился об "Исповеди" Толстого: "Страшно грустное варварское самоистязание постановкой фальшивых вопросов".

Петр Вайль, Гений места, 1999

@темы: вайль, петр, travelogue, russian, 20

11:51 

Lika_k
Искусствоед
Только умный человек мог так просто сказать о вкусовых различиях: "Не обозначают ли слова "это мне не нравится" не что иное как "я не понимаю этого".

Петр Вайль, Гений места, 1999

@темы: вайль, петр, travelogue, russian, mahler, gustav, letters, 20

18:16 

Lika_k
Искусствоед
Таны, собравшиеся в чертоге и огромной немой толпой покрывшие весь холм, благодушно улыбались, внимая арфисту так, будто никто из них ни разу в жизни не убивал соседа.
«Что ж, значит, он изменил их, — сказал я и упал, споткнувшись о корень. — Разве нет?»
«Разве нет?» — шепотом отозвался лес —или все-таки не лес, а что-то более далекое, какой-то отголосок иного разума, древней и ужасной формы жизни.
Напрягшись, я прислушался.
Ни звука.
«Он пересказывает мир и изменяет его, -
— шептал я, все больше распаляясь. — Само его имя свидетельствует об этом. Нездешним зрением он видит неразумный мир и превращает дрова и мусор в золото».

Немного поэтично, готов признать. Его манера выражаться заразила меня, сделала напыщенным. «И тем не менее», — сердито прошептал я, но не закончил фразу, отчетливо осознав вдруг и свой шепот, и свою всегдашнюю позу, и свое вечное стремление преображать мир словами — ничего не изменяя. Я все еще сжимал в кулаке змею. Я выпустил ее. Она уползла.

«Он берет то, что есть под рукой, — упрямо сказал я, пытаясь начать сначала, — и применяет это наилучшим образом, чтобы изменить людские умы. Разве нет?» Но в словах моих звучало раздражение, ибо я понимал, что это неправда. Он пел за плату, ради похвалы женщин — в особенности одной из них — и ради чести, которую ему оказывал король своим рукопожатием. Если идеи искусства прекрасны, то это заслуга самого искусства, а не Сказителя. Слепой искатель благозвучий, почти бездумный, как птица. Разве люди убивают друг друга изящнее оттого, что в лесу сладко поют птицы?

И все же я никак не мог успокоиться. Его пальцы, будто движимые некой потусторонней силой, безошибочно перебирали струны, и сплетались слова стародавних песен, сцены из унылых сказаний переплетались, соединялись в единое целое, создавая вымысел без изъяна — образ его самого и в то же время не-ero, вне грубой лести золота, — провидение возможного.

«Разве нет?» — прошептал я, подаваясь вперед и изо всех сил пытаясь разглядеть хоть что-нибудь за темными стволами и ветвями.

Повсюду я ощущал чье-то незримое присутствие, леденящее душу, как первое знакомство со смертью, как мутные немигающие глаза тысячи змей. Все тихо. Я коснулся толстой скользкой ветки и был уже готов в ужасе отпрянуть, но это действительно была всего лишь ветка. По-прежнему ни звука, ни шевеления. Я поднялся на ноги и, пригнувшись, озираясь по сторонам, медленно побрел обратно к холму. Оно — что бы это ни было — следовало за мной. В этом не было никакого сомнения, я был уверен в этом, как ни в чем другом. Затем оно вдруг исчезло, словно было всего-навсего порождением моего мозга. Во дворце смеялись.

Джон Гарднер, Грендель, 1971

@темы: poetry, mythology, gardner, john, g, english-american, 20

18:23 

Lika_k
Искусствоед
“Ты считаешь, она умеет рисовать? — хмуро спросила София.
— Нет, — ответила бабушка, — может быть, и нет. Но она, несомненно, принадлежит к той породе людей, которые хоть раз в жизни достигают совершенства.”

Туве Янссон, Летняя книга, 1972

@темы: 20, jansson, tove, suomalainen, я

19:03 

Lika_k
Искусствоед
In The World as Representation and Will, Schopenhauer speaks of music as 'pure will'. How fascinated he would have been by Dr P., a man who had wholly lost the world as representation, but wholly preserved it as music or will.
And this, mercifully, held to the end-for despite the gradual advance of his disease (a massive tumour or degenerative process in the visual parts of his brain) Dr P. lived and taught music to the last days of his life.

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: sacks, oliver, s, psychology, non-fiction, music, english: anglo-american, 20

19:54 

Lika_k
Искусствоед
And yet, whether in a philosophic sense (Kant's sense), or an empirical and evolutionary sense, judgment is the most important faculty we have. An animal, or a man, may get on very well without 'abstract attitude' but will speedily perish if deprived of judgment. Judgment must be the first faculty of higher life or mind-yet it is ignored, or misinterpreted, by classical (computational) neurology. And if we wonder how such an absurdity can arise, we find it in the assumptions, or the evolution, of neurology itself. For classical neurology (like classical physics) has always been mechanical-from Hughlings Jackson's mechanical analogies to the computer analogies of today.

Of course, the brain is a machine and a computer-everything in classical neurology is correct. But our mental processes, which constitute our being and life, are not just abstract and mechanical, but personal, as well-and, as such, involve not just classifying and categorising, but continual judging and feeling also. If this is missing, we become computer-like, as Dr P. was. And, by the same token, if we delete feeling and judging, the personal, from the cognitive sciences, we reduce them to something as defective as Dr P.-and we reduce our apprehension of the concrete and real.

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: 20, english: anglo-american, non-fiction, psychology, s, sacks, oliver

19:03 

Lika_k
Искусствоед
You have to begin to lose your memory, if only in bits and pieces, to realise that memory is what makes our lives. Life without memory is no life at all . . . Our memory is our coherence, our reason, our feeling, even our action. Without it, we are nothing … (I can only wait for the final amnesia, the one that can erase an entire life, as it did my mother's . . .)
–Luis Bunuel
This moving and frightening segment in Bunuel's recently translated memoirs raises fundamental questions-clinical, practical, existential, philosophical: what sort of a life (if any), what sort of a world, what sort of a self, can be preserved in a man who has lost the greater part of his memory and, with this, his past, and his moorings in time?

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: s, psychology, non-fiction, memoria, memoirs, english: anglo-american, 20, sacks, oliver

19:06 

Lika_k
Искусствоед
I may venture to affirm,' Hume wrote, 'that we are nothing but a bundle or collection of different sensations, which succeed each other with an inconceivable rapidity, and are in a perpetual flux and movement.'

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: sacks, oliver, s, psychology, philosophy, h, english: anglo-american, english-british, 20

19:07 

Lika_k
Искусствоед
If a man has lost a leg or an eye, he knows he has lost a leg or an eye; but if he has lost a self-himself-he cannot know it, because he is no longer there to know it.

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: 20, english: anglo-american, psychology, s, sacks, oliver

20:52 

Lika_k
Искусствоед
Sherrington once called 'our secret sense, our sixth sense'- that continuous but unconscious sensory flow from the movable parts of our body (muscles, tendons, joints), by which their position and tone and motion are continually monitored and adjusted, but in a way which is hidden from us because it is automatic and unconscious.
Our other senses-the five senses-are open and obvious; but this-our hidden sense-had to be discovered, as it was, by Sherrington, in the 1890s. He named it 'proprioception', to distinguish it from 'exteroception' and 'interoception', and, additionally, because of its indispensability for our sense of ourselves; for it is only by courtesy of proprioception, so to speak, that we feel our bodies as proper to us, as our 'property', as our own. (Sherrington 1906, 1940.)

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: 20, english: anglo-american, psychology, s, sacks, oliver

20:52 

Lika_k
Искусствоед
The paradox of an illness which can present as wellness-as a wonderful feeling of health and well-being, and only later reveal its malignant potentials-is one of the chimaeras, tricks and ironies of nature. It is one which has fascinated a number of artists, especially those who equate art with sickness: thus it is a theme-at once Dionysiac, Venerean and Faustian - which persistently recurs in Thomas Mann - from the febrile tuberculous highs of The Magic Mountain, to the spirochetal inspirations in Dr Faustus and the aphrodisiac malignancy in his last tale, The Black Swan.

Oliver Sacks, The Man Who Mistook His Wife for a Hat and Other Clinical Tales, 1985

@темы: s, psychology, mann, thomas, m, literature, english: anglo-american, deutsche, 20, sacks, oliver

Citatus

главная